Китайский цифровой юань и инициатива «Один пояс и один путь»

В октябре текущего года Чэнь Юль, заместитель руководителя НБК, выступил с заявлением из которого следовало, что усилия Китая, направленные на запуск национальной цифровой валюты, должны быть активированы. На его взгляд DCEP способно благотворно повлиять на ранее обновленную экономическую стратегию Поднебесной, краеугольным камнем которой стало увеличение внутреннего спроса в государстве.



Как считает представитель Центробанка, должна быть создана качественная и независимая финансовая инфраструктура, а также ускорены темпы проведения исследований и разработки цифровой валюты. Предназначение же пилотных испытаний — проверка контролируемости системы и уровня обеспечения безопасности платежей.

В заявлении Henry Heinz, являющегося главным инвестиционным стратегом Deutsche Bank, электронный юань поставлен в один ряд с инициативой «Один пояс и один путь». Этот тандем, как считает специалист, сможет поднять значимость китайской валюты, и внести определенные изменения в устройство глобальной резервной системы. Более того, DCEP обладает достаточным потенциалом чтобы поколебать устойчивость американской валюты.

Чуаньвэй Давид Цзоу, совмещающий деятельность экономиста Wanxiang Blockchain с работой научным сотрудником в НБК, давая интервью The Block, рассказал о настолько серьезном отношении китайского регулятора к проекту DCEP, что ему присвоен статус стратегического.

По мнению господина Цзоу заинтересованность в присоединении к экономической системе цифрового юаня проявляется такими важными игроками финансового рынка страны, как платежные компании и банки. DCEP без сомнения можно назвать существенным апгрейдом для платежных систем Китая, что обусловлено открытием значительного количества бизнес-возможностей.

Как минимум на протяжении ближайших двенадцати месяцев проект будет оставаться пилотным, а потому областью применения DCEP, в качестве средства платежа, останется внутренняя инфраструктура. Но по завершении данного этапа, без сомнения следует ждать расширения области применения.


Какова начинка цифрового юаня?

Со всеми подробностями технологическая составляющая цифрового юаня ознакомиться сложно, так как основная масса информации — комментарии представителей китайских властей. Наверняка можно утверждать, что цифровая валюта будет представлена денежным агрегатом M0, в качестве резерва для которого будет выступать фиатный юань из расчета 1:1.

У цифрового юаня будет иметься ряд существенных отличий от криптовалют. Так в нем не предусмотрено наличие реестра, который можно проверить публично, и децентрализованной сети. Двухуровневую систему баз данных будет поддерживать центральный регулятор, а также коммерческие банки. На плечи последних ложится ответственность за поставку цифровых кошельков и обеспечение взаимодействия ЦБ с пользователями по части платежных запросов.

Рассчитывается, что у DCEP будет высокая пропускная способность, что позволит ей обрабатывать значительное количество транзакций. Централизованный реестр займется выпуском цифровой валюты, расчетами и клирингом. Безопасность и достоверность данных будет обеспечиваться технологией распределенного реестра, которая также будет заниматься регистрацией цифровых монет.

Как отмечается исследователями The Block, обязательства по части обеспечения монетарной и макропруденциальной политики перед китайским обществом взял на себя ЦБ страны. Роль коммерческих банков — послужить интерфейсом для отдельных пользователей. Именно с их помощью будет осуществляться вывод и депонирование цифровой валюты.

Как следует из пояснений господина Фань И Фэй, об анонимности DCEP-транзакций можно говорить исключительно применительно к транзакциям контрагентов. Тогда как информация, имеющая отношение ко всем операциям будет доступна Центробанку, призванному не допустить финансирования терроризма и отмывания денег. Будет ли такая возможность у коммерческих банков, пока не известно.

По некоторой информации с цифровым юанем будет доступно совершение офлайн-транзакций. Наличие такой функции сделает возможным перевод средств между сотовыми телефонами даже когда нет доступа к интернету. В настоящее время в Китае для совершение электронных платежей посредством приложений, необходимо, как минимум, иметь подключение в сети продавца.

Коннор Демпси обращает внимание на тот факт, что некоторые признаки криптовалюты у DCEP все-таки будут. В качестве примера он приводит асимметричную криптографию, а также похожесть на транзакционную модель UTXO. Наличие этих элементов делает возможным имитацию одноранговой природы Биткоина, без каких-нибудь намеков на псевдоанонимность и с возможностью отследить любую операцию на каждом этапе.

Со временем будет доступно большее количество информации с техническими подробностями. Но даже то, что доступно сегодня, как считает господин Демпси, позволяет сделать вывод о существенных отличиях китайской DCEP от традиционных фиатных валют.


Все ли тут так гладко?

Эксперимент, проведенный в Шэньчжэня — всего лишь смена канала платежа, как считает Довви Ван, занимающая должность управляющего партнера Primitive Ventures. Население еще не в состоянии пока осмыслить к чему это приведет в перспективе, когда у китайского ЦБ появится больше возможностей контролировать монетарную политику.

Эксперт утверждает, что как только будет осуществлен переход на DCEP, китайский Народный банк получит возможность оказывать населению прямую финансовую помощь, используя, так называемые, «вертолетные деньги». А чтобы конфисковать имущество властям будет достаточно просто внести изменения в несколько строчек кода.




Следствием перевода юаня в цифру, может стать потеря населением самостоятельности, которая будет заменена «центральными серверами DCEP». У правительства Поднебесной появится мощный инструмент, посредством которого оно сможет держать под контролем всех граждан. Угроза накоплениям граждан заключается в возможности ЦБ осуществлять манипуляции с процентными ставками и применять другие монетарные ухищрения.

В Аналитическом совете считают, что последствием запуска DCEP, с высоким уровнем централизации, может стать снижение роли, выполняемой в настоящее время, финансовыми посредниками. Кроме того, велика вероятность оттока денег к игрокам неорганизованного рынка ссудного капитала. Результатом этого станет нарушение эффективности монетарной политики, а также создание рисков для финансовой стабильности.


Подводим итог

Успехи, достигнутые КНР в ходе разработки цифровой валюты, стимулировали запуск аналогичных исследований еще в нескольких крупных экономиках. В разработке перечня основных требований к CBDC участвовали:

  • Банк международных расчетов.

  • Европейский центральный банк.

  • ЦБ Швеции.

  • Банк Японии.

  • ФРС США.

  • Банк Швейцарии.

  • Банк Канады.

  • Банк Англии.

Представители Банка Кореи о начале последнего этапа тестирования своей цифровой валюты в 2021 году. В мае текущего года ЦБ Франции было успешно проведено испытание CBDC, а глобальным бизнес-обществом ConsenSys заключено соглашение о партнерстве с крупнейшей финансовой группой Societe Generale. Российский Центральный банк также не исключает возможности появления цифрового рубля.

Результатом массового введения CBDC может стать кардинальное изменение традиционной финансовой системы, оказав влияние ан многие аспекты жизни мирового сообщества. Сегодня еще имеет место довольно значительное количество вопросов, на которые пока не найдено ответов. В их числе:

  • Каким будет потенциальное влияние CBDC и DCEP на рынки капитала?

  • Скажется ли введение цифровых валют на криптомире?

  • Изменится ли геополитическая карта мира?

  • Останется ли доллар США резервной валютой?

Насколько реально осуществление Китаем своих амбициозных планов занять место лидера монетарных инноваций, покажет время.

Просмотров: 3Комментариев: 0